Мар 132011
 
big_654247

Уход аятоллы Али-Акбара Хашеми-Рафсанджани с поста председателя Собрания экспертов – одной из самых влиятельных исламских структур Ирана – не был ни для кого неожиданностью.

Сам Рафсанджани, как писал оппозиционый иранский сайт http://www.iranpressnews.net, выразился по этому поводу следующим образом:"Уже несколько месяцев вокруг вопроса выборов руководителя Собрания нагнетается самая настоящая истерия, СМИ выдумывают сенсации, и вопросы рутинных внутренних выборов стали достоянием всего общества, что совсем не на руку Исламской республике".

Действительно, устранение аятоллы Хашеми-Рафсанджани с важного поста руководителя Собрания экспертов сопровождалось в Иране невиданным информационным шумом. На это важное событие откликнулись все СМИ внутри страны, хотя отставка Хашеми-Рафсанджани с этой должности была в Иране ожидаема и вполне прогнозируема. Случился даже конфуз: назавтра после случившегося, 9 марта, на интернет-сайте президиума Собрания экспертов появилось траурное сообщение с изъявлениями соболезнования семье Рафсанджани в связи с его кончиной. Как поспешили сообщить официальные иранские информационные агентства, все объясняется достаточно просто – неизвестный и до сих пор не пойманный хакер сумел взломать сайт Собрания и выложить на нем это сообщение. Месседж хакеров, независимо от того, какие силы они представляют, заключается в том, что прекращение деятельности патриарха иранской политики на столь важном посту сигнализирует о начале карьерной смерти
бывшего иранского президента, чрезвычайно много полезного сделавшего в послереволюционной истории страны.

Другой интернетсайт – "Хабар онлайн", за которым, как полагают аналитики, стоит спикер иранского парламента Али Лариджани, сообщил о закрытом совещании президиума Собрания экспертов, на котором ходжат-оль-эслам Хасан Рухани – давний друг и политический единомышленник экс-президента – предостерег элиту от непродуманных и скоропалительных нападок на самого Рафсанджани и его семейство. Масуд Пезешкиян, депутат от реформистского меньшинства в парламенте, заявил в интервью СМИ, что обозначилась тенденция ухода с политической арены виднейших деятелей режима, двигавших историю исламской революции. Однако многие иранские СМИ, в том числе каналы государственного телевидения, обрушились в последние дни на Хашеми-Рафсанджани, припоминая многие его дела, о которых прежде говорить не приветствовалось.

Но есть и заступники. В их ряду отметим влиятельного религиозного деятеля аятоллу Насера Макарем-Ширази, который, пользуясь своим авторитетом, попытался прекратить поток не всегда оправданных обвинений. Создалась даже ситуация, когда группа одетых в штатское сотрудников силовых структур предприняла нападение на младшую дочь Хашеми-Рафсанджани – Фаэзе, бывшего парламентария и известного политического деятеля, облив ее потоком грязных выражений. Сам Хашеми-Рафсанджани посчитал необходимым высказаться по этому эпизоду, заявив, что за этим стоит иранская элита самого высшего порядка, в частности – религиозный лидер страны аятолла Али Хаменеи и президент Махмуд Ахмадинежад.  Мнение Запада в этой связи хорошо выразила влиятельная французская Le Mondе, написавшая, что устранение Хашеми-Рафсанджани – отражение политической борьбы в
высшем иранском клерикальном руководстве. Как считает газета, Хаменеи вывел из игры своего открытого соперника, все более проявлявшего себя независимой политической фигурой. При авторитаризме религиозного лидера такое все более становилось нетерпимым. Однако со стороны последняя рокировка выглядит смешно – полный сил, несмотря на 76- летний возраст, Хашеми-Рафсанджани заменен в результате внутренних выборов больным и немощным 80-летним аятоллой Мохаммад-Резой Махдави-Кани.

Вождь иранских прагматиков, Хашеми-Рафсанджани, возглавивший сразу же после смерти лидера исламской революции аятоллы Рухоллы Хомейни в 1989 г. исполнительную ветвь иранской власти на 8 лет, начал в 2005 г. новое восхождение на президентский пост. Тогда он казался наиболее вероятным претендентом на эту должность. Однако новый религиозный лидер страны аятолла Али Хаменеи явно не хотел прихода Хашеми-Рафсанджани к вершине исполнительной власти. Одна из причин состояла в приписываемых Хашеми-Рафсанджани бесчисленых финансовых и экономических злоупотреблениях, чудовищной коррупции, разъедающей изнутри исламский режим.
Как писала в 2005 г. парижская Le Point, « …на вершине власти кораническая добродетель мулл
отступает перед государственной коррупцией». СМИ ИРИ неоднократно склоняли имя А.А.Хашеми-Рафсанджани в связи с теми или иными коррупционными скандалами, его называли «исламским олигархом», пресса много раз приводила данные о его личном состоянии, принадлежащем ему имуществе. Разумеется, такое реноме человека номер два в иранской табели о рангах порочило саму идею исламской республики как строя социальной справедливости. Как, по всей видимости, полагал Хаменеи, с поражением Хашеми-Рафсанджани на выборах и его уходом в политическое небытие можно было сбить остроту недовольства тех, кто требует расследования коррупции в высших эшелонах государственной власти.

Тогда же, почти 6 лет назад, началось жесткое противостояние между двумя кандидатами в президенты — Хашеми-Рафсанджани и победившим вскоре на выборах Ахмадинежадом. За кандидатурой последнего стоял Хаменеи, давний соратник Хашеми-Рафсанджани. Обоих политиков — Али-Акбара Хашеми-Рафсанджани и Али Хаменеи – связывают годы совместной работы с первых же дней установления в Иране режима исламской республики. В то же время, как известно всем в Иране, все эти годы между двумя столпами режима существовали весьма натянутые отношения, не раз выливавшиеся в жесткие перепалки, почти всегда, однако, заканчивавшиеся миром. В 2005  г. Хаменеи казалось, что он более не нуждается в своем испытанном соратнике, почувствовав в нем не только сильного конкурента, но и ощутимую опасность. Если бы Хашеми-Рафсанджани победил на тогдашних президентских выборах, он мог бы реально подвергнуть сомнению необходимость столь сильной власти религиозного лидера, а, стало быть, посягнуть на незыблемость принципа власти в стране. Такое предположение имело все основания: в последнее время из уст Хашеми-Рафсанджани неоднократно раздавались призывы к пересмотру ныне действующей Конституции в той ее части, которая касается прерогатив власти религиозного лидера страны.

Хаменеи раздражало и то, что Хашеми-Рафсанджани высказывался за необходимость диалога с США. В Иране, где достаточно сильны антиамериканские и антизападные настроения, позиционирование Хашеми-Рафсанджани на проамериканских позициях заведомо проигрышно. Так же, как и его попытки наладить эксклюзивные контакты с ЕС. Впрочем, это не входило в очень резкое противоречие с программными установками умеренных консерваторов. Но был там и такой раздражающий Хаменеи момент, как окончательный отказ от идеи экспорта исламской революции. Не в восторге были поддерживаемые аятоллой Хаменеи радикальные консерваторы и от экономических взглядов дважды экс-президента, защищавшего принципы свободной рыночной экономики и обещавшего добиться весомых перемен в положении иранских женщин.

Хаменеи было знакомо и такое качество Хашеми-Рафсанджани, как верность данному слову. Он ловок и изворотлив, знает, как достичь любой из целей, которые ставит перед собой. Может быть, это как раз тот человек, который смог бы претендовать на роль иранского Горбачева – человека Системы, способного ее же кардинально изменить. Но именнно поэтому Хаменеи нужен был совершенно иной президент. Такой, как, например, Махмуд Ахмадинежад – относительно молодой, способный на резкие движения, но в то же время уступчивый и ведомый, послушный и вменяемый. М.Ахмадинежад никогда не забудет, что есть пост Рахбара (религиозного лидера) и есть пост президента как главы исполнительной власти, и если первый воистину царствует, то второй обладает большей частью лишь символическими функциями и правами.

Хаменеи импонировало и то, что Ахмадинежад – ветеран Корпуса стражей исламской революции (КСИР), а потому уважаем среди его старожилов, занимающих в Иране престижные посты на вершине власти. Именно по отношению к КСИР, пользующемуся благосклонностью и особым вниманием аятоллы Али Хаменеи, проходил водораздел между двумя лидерами тогдашней иранской президентской гонки. Хашеми-Рафсанджан же известен тем, что издавна оппонировал усилению этих альтернативных военных формирований, фанатично преданных идеям режима. В годы ирано-иракской войны 1980-1988 гг., будучи главным военным советником покойного Хомейни, Хашеми-Рафсанджани выдвинул идею растворения КСИР в иранской армии. Тогда эта идея не прошла, но в 2005 г. КСИР и полувоенные формирования «Басидж» стали той силой, которая сумела обеспечить массовую поддержку Ахмадинежада и жесткое поражение его могущественного соперника.

Яд поражения был вскоре подслащен новым высоким постом. По рекомендации Хаменеи Али-Акбар Хашеми-Рафсанджани был избран главой Собрания экспертов, продолжая руководить Советом по целесообразности принимаемых решений. Приход Хашеми-Рафсанджани к руководству Собрания экспертов — сильной и авторитетной исламской структуры, состоящей из 86 виднейших клерикалов, одной из главных задач которой является контроль над деятельностью и избрание в случае необходимости нового религиозного лидера страны, существенно повышал шансы Хашеми-Рафсанджани в его противостоянии с Ахмадинежадом. Лидерство Хашеми-Рафсанджани сразу в двух авторитетнейших исламских структурах, стоящих на вершине своеобразной иерархии власти Исламской республики, существенно укрепляло и политическую мощь прагматиков.

Свою преданность прагматическому крылу иранских политиков Хашеми-Рафсанджани доказал и поддержкой протестного движения, связанного с непризнанием результатов президентских выборов 2009 г., продливших пребывание на президентском кресле М. Ахмадинежада еще на один срок. Выступая на пятничном намазе 17 июля 2009 г. , экс-президент резко осудил объявленные властями результаты выборов, обвинил их в фальсификациях и подлогах. Самое страшное, сказал тогда Хашеми-Рафсанджани, что в сердцах людей посеяны сомнения в справедливости, и это — самый опасный и страшный результат президентских выборов. По мнению Хашеми-Рафсанджани, будет трагической ошибкой игнорировать мнение значительной части народа, не признавшей результаты прошедших выборов. Это создаст угрозу функционированию режима, а значит крайне опасно для находящегося у власти правительства. Такие высказывания на иранском Олимпе не прощаются. И экс-президента начали постепенно отстранять от власти. Всеми делами в Собрании экспертов постепенно начинает заправлять его заместитель аятолла Ахмад Джаннати. Но Хашеми-Рафсанджани не унимается. У него есть мощная трибуна – пятничный намаз в столице, где он время от времени читает проповедь.Выступая на пятничном намазе в Тегеране в декабре 2009 г. Хашеми-Рафсанджани открыто сказал о своем несогласии с политикой нынешнего правительства. Хашеми-Рафсанджани предельно однозначно обвинил Ахмадинежада в растущем обнищании большой части населения страны, галопирующей инфляции. Заметим, что впервые деятель такого уровня прямо связывает стоящее у власти правительство с провалом экономической политики, банальной ложью, утаиванием от общественности истинных показателей инфляции и роста цен. Хашеми-Рафсанджани осмеливается критиковать и "священную корову" нынешней власти – атомную программу. Он прямо сказал о том, как непомерна цена, которую платит страна за продолжающуюся и все углубляющуюся конфронтацию с мировым сообществом по поводу реализуемой ИРИ атомной программы. "Атомная программа обходится нам чрезвычайно дорого, потому что вводимые санкции и военная истерия, концентрация вооружений и наступательной мощи Запада в нашем регионе требуют от нас больших расходов, они имеют и политическое измерение, выражающееся во внутренних трудностях".

Хашеми-Рафсанджани неоднократно демонстрировал свою верность послевыборному протестному движению. Год назад на встрече с аятоллой Хаменеи он выразил возмущение действиями иранских силовиков по отношению к руководителям и активистам послевыборной оппозиции – советникам Карруби и Мусави, в числе которых — Али-Реза Бехешти, внук одного из ближайших сподвижников вождя исламской революции аятоллы Хомейни, потребовал немедленного освобождения Бехешти, что и было немедленно сделано. Не удовлетворившись этим, Хашеми-Рафсанджани направил открытое письмо в адрес Хаменеи, которое было опубликовано в ряде оппозиционных изданий. Однако при всем при том, он остается приверженцем исламского строя. Выступая в феврале прошлого года по радио и ТВ, Хашеми-Рафсанджани призвал народ принять максимально активное участие в манифестациях по поводу 31-й годовщины исламской революции. Это, сказал он, будет символом нашей верности
революции и ответом врагам исламской республики, плетущим против нас нити заговоров.

Рано, однако, прочить Хашеми-Рафсанджани немедленную политическую смерть. Он остается на посту руководителя Совета по целесообразности принимаемых решений. Надолго ли? Вряд ли высшая исламская элита может вечно терпеть в своих рядах открыто проявляемое диссидентство.

Источник: iimes.ru

 

 Posted by at 09:37

Sorry, the comment form is closed at this time.